Служение последнего благовестника

«…мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих:
для одних запах смертоносный на смерть, а для других
запах живительный на жизнь…»

2Кор. 2:15,16

23В небольшом поселке городского типа Петровка Павла знали многие – он вырос здесь, пошел в школу. Первые друзья, первый побег из дома, первый привод в милицию… Жизнь его мало отличалась от жизни многих его сверстников – вместе начинали курить, выпивать, вместе хулиганили… Почти в одно время многие его друзья получили первую судимость – кто-то даже называл Петровку «кузницей тюремных кадров». За первой судимостью Павел получил вторую, третью… Теперь он каждый раз возвращался в тюрьму как домой.

Так прошло много лет. Павлу уже было около сорока, когда верующие в Петровке начали строить Дом молитвы. Павел после «встреч» с собутыльниками приходил посмотреть на стройкуон сам был строителем – но часто он просто засыпал на скамейке рядом со строящимся Домом молитвы.

Такая жизнь не могла не принести свои «плоды» – однажды Павел в невменяемом состоянии вышел из дома, забрел в болото возле поселка, и всю ночь барахтался в нем, не мог найти выхода… После этого его здоровье, и без того подорванное алкоголем, наркотиками и «посещениями» тюрем, совсем отказалось ему служить – истощение, двустороннее воспаление легких, сломаны ребра…

Сестра отвезла его в городскую больницу и, пока он ожидал в приемном покое, уехала домой. Осмотрев Павла, врач покачал головой: «Ну, парень, ты и довел себя… Скажи родственникам, что нужны шприцы, лекарства… Иначе тебе не выжить». Это был конец 90-х годов, тогда не было сотовых телефонов, да и домашних тоже… Сестра обещала приехать дней через десять. Павла привели в палату, показали его койку, он лег и подумал: «Вот здесь я и умру…» На следующий день к Павлу, который почти не вставал, подошел мужчина, назвался Анатолием. Опираясь на палочку, он постоял возле кровати Павла, посмотрел на «доходягу», и ушел. Вернулся он очень быстро, неся в руках небольшую книжечку. На обложке было написано: «Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа». «Тебе может помочь только Христос, – сказал он, – читай Новый Завет и молись Ему. Только Он может тебя спасти».

Молиться Богу Павел пробовал и раньше. Как-то его арестовали по ложному обвинению, и он, повернувшись к углу камеры (где, как он думал, должен быть Бог, потому что в некоторых домах он видел в углах иконы), стал просить Бога, чтобы его выпустили. И Бог ответил – Павла отпустили. Выйдя, он зашел в винно-водочный магазин, чтобы отметить с друзьями это событие. О своей недавней молитве он подумал: «Случайность…»

Но теперь, умирая на больничной койке, он воспринял слова Анатолия как свой последний шанс. Читая Евангелие, Павел со слезами просил Иисуса спасти его, сохранить ему жизнь. В эти дни, когда он не получал никакого лечения и почти ничего не мог есть, он как в фильме видел свою жизнь – детство, юность, зрелые годы… Он рассказывал Господу о том, о чем он никогда и никому из людей не рассказывал, о чем ему было стыдно даже вспоминать. Он понял, что всё это называлось грехом, преступлением против Бога, и со слезами просил Иисуса простить его. Молился он вслух, и некоторые люди в палате кричали ему: «Заткнись!».

Спасение и освобождение пришло в один из дней, утром. Проснувшись, Павел удивился, что ему не хочется курить. Прислушавшись к себе, он ощутил внутри такую легкость, будто и не было этой жизни, отданной греху, будто не было болезни и сломанных ребер. Через десять дней, к удивлению врачей, уже «списавших» Павла со счетов, он поднялся, и без всякого лечения и почти без пищи пошел на поправку.

Дом молитвы в Петровке был еще не достроен, и Павел, выписавшись из больницы, помогал в строительстве, одновременно готовясь к водному крещению.

Изменения в Павле заметили все его земляки. Они приходили в церковь и спрашивали у пресвитера: «Это действительно правда, что Пашка стал верующим? Он не притворяется?» А Павел был счастлив своей новой жизнью, рассказывая всем своим знакомым о том, что сотворил с ним Христос.

После крещения Павел свидетельствовал и приводил в церковь всех своих знакомых. Многие из них принимали Господа, и через крещение присоединялись к церкви.

Павел пел в церковном хоре, много помогал в строительстве домов молитвы в окрестных поселках…

А в Петровке царила разруха – перестала работать поселковая котельная, очень редко давали воду и очень часто выключали электричество… Поселок опустел – больше половины жителей выехали, большие пятиэтажные дома стояли пустые, разбитые. Скоро их начали взрывать и разбирать на кирпичи. Павлу пришлось переехать из своей квартиры в другую, в дом, где еще были жители. Когда его старый дом тоже взорвали, Павел переехал в областной город, где можно было найти работу.

Но иногда рано утром, когда он читал Библию и молился, у него возникало сильное желание поехать в Петровку. Он брал с собой Библию, бежал на автобус… Два часа – и он в родном поселке.

Первый раз, когда он, сойдя с автобуса, встретил своего давнего знакомого – Гену, который, хотя и старался прилично выглядеть, но уже давно плотно сидел на игле, и засвидетельствовал ему о Господе, Павел просто порадовался. Гена рассказал ему, что он, наконец, устроился на работу в «Водоканал», жизнь налаживается. Но когда через некоторое время Павел снова приехал в Петровку, он узнал, что Гена погиб – на него обрушилась стенка траншеи. Павлу стало не по себе, ведь он был последним, кто рассказал Геннадию о пути спасения…

С того времени такие поездки в Петровку стали регулярными. Господь посылал Павла к тем, с кем когда-то они вместе пили, наркоманили, сидели в тюрьме… Кто-то из этих людей соглашался помолиться, попросить прощения у Господа, искренне каялся, кто-то просто молча слушал, кто-то воспринимал его слова агрессивно… И труднее всего было говорить с теми, кто считал себя вполне приличными людьми. Но все эти люди были знакомы Павлу, в небольшом поселке все они были его соседями.

Супруге Павла сначала было непонятно, почему ее муж, с вечера никуда не собиравшийся, утром, схватив Библию, летел в Петровку. Но такие случаи повторялись, и число людей, которые услышали Слово Божье и ушли в вечность, уже перевалило за двадцать человек. Кто-тоот старости, кто-тоот пьянки или от передозировки наркотиков, кто-то повесился, кто-то просто внезапно умер… Получалось, что Павел был последним благовестником, которого Бог посылал к этим людям. Теперь, когда его старые знакомые видели его в Петровке, некоторые просили: «Паша, только, пожалуйста, не проповедуй, не говори о Боге!»…

Прошло время, и Павел с супругой снова приехали жить в Петровку. Он продолжал говорить людям о Боге, приглашал на собрания, и снова кто-то просто слушал, люди соглашались и не соглашались… И снова некоторые из них умирали.

Когда Павел вернулся в Петровку, его соседу Зауру было немногим больше тридцати лет. У него уже подрастал сын, но настоящим отцом Заур ему так и не стал – еле таская ноги, молодой мужчина погибал от наркотиков. Когда Павел стал говорить Зауру об Иисусе, Заур воскликнул: «Я не знаю, кому мне молиться! Ведь я мусульманин, я азербайджанец!» Павел вспомнил, что в городской общине, с которой они с женой недавно попрощались, тоже есть азербайджанец – брат Ильгар. «Двух человек свидетельство истинно», – подумал Павел, тут же набрал номер Ильгара и попросил его поговорить с Зауром. «Молись Иисусу! – сказал Ильгар. – Только Он может тебя спасти!»

Прошло около года, и как-то в субботу к Павлу домой прибежала сестра Заура – Лена. «Дядя Паша, Заур умирает! Он просит, чтобы вы к нему пришли!»

Пригласив с собой брата Костю, Павел пришел к умирающему. На него тяжело было смотреть: в тридцать три года мужчина был похож на старика – истощенное, почерневшее лицо и руки, он уже не мог вставать… «Дядя Паша, как вы мне тогда сказали, так я и молился Иисусу, но сейчас мне очень страшно… Что мне делать?» Павел прочитал ему из Библии слова о покаянии и сказал: «Только Иисус может тебя спасти! Призови имя Иисуса, открой Ему свое сердце, попроси у Него прощения…» Когда Заур молился, его мама и сестра плакали… Последними словами Заура была просьба, чтобы его похоронили по-христиански…

Ночью с субботы на воскресенье Господь принял в свои обители еще одного Своего дорогого дитя – бывшего наркомана азербайджанца Заура.

А Павел продолжает беседовать с людьми о пути спасения, ведь еще не все его соседи примирились с Господом.

Наталья Ковалько
(все упомянутые в статье события реальны, изменены только имя главного брата и название поселка)


Самые читаемые