О чем молился Христос?

Что же делал Христос в молитве всю ночь? Ведь всё сказать и решить все вопросы можно практически за десять минут. Так есть ли какой-то образец молитвенной жизни?

Библия много говорит о молитве, об общении с Богом, но какого-то формата, раскладки молитвы, формулы для молитвы, для молитвенной жизни – ее нет. Да, когда ученики просили Господа научить их молиться, Он им сказал: «Молитесь же так: Отче наш…» – мы с вами все знаем эту молитву. Но мы не находим в Писании, о чем же Господь молился всю ночь.

Давайте обратим внимание на саму молитву, которой молимся мы. Возьмем, например, молитву «Отче наш» – ведь это Сам Господь сказал: «Молитесь же так…» Но эта молитва занимает всего одну-две минуты, ее знают даже малые дети. В Писании мы видим молитву Даниила, когда он ходатайствовал о своем народе – она изложена в 9-й главе книги Даниила. Но это всего пятнадцать стихов – две-три минуты. Или, когда Езекия молился об исцелении и выздоровел – это записано в книге пророка Исаии – но это буквально одиннадцать стихов! Не правда ли, довольно короткая молитва? Великий муж Божий Моисей находился в общении с Богом сорок дней. О чем он говорил с Богом? В книге Исход – всего двенадцать глав, в которых описывается весь закон – то, что сказал Господь Моисею. После того, как Моисей второй раз поднимается к Господу, мы находим более подробное описание – двадцать шесть глав. Сколько нужно времени, чтобы их прочитать? Наверное, часа два… Но не сорок же дней! И, даже если мы с вами всё это сложим, то за восемьдесят дней общения Моисея с Богом мы имеем всего тридцать восемь глав. И это всё… А что происходило еще?

В Евангелии от Матфея Сам Христос говорит: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны…» (Мф. 6:7). Мы видим, что нам в пример поставлены довольно короткие молитвы, даже самая длинная молитва Давида, которую мы читаем в 118-м псалме, при чтении занимает буквально несколько минут… И к тому же еще написано, чтобы мы не уподоблялись язычникам, думая, что если мы много наговорим, то Господь нас услышит. Господь нас предупреждает, говоря: «Не делайте этого!»

Но тогда у нас появляется еще больше вопросов: а что же там происходило? Если многословиеэто то, что делают язычники, и это не поощряется, тогда о чем же можно было говорить целых сорок дней? Или о чем мог молиться Иисус целыми ночами? Как мы можем применить это в своей молитвенной практике? Ведь каждый из нас хотел бы что-то исправить в своей молитвенной жизни.

В Библии мы находим много примеров мужей, которые имели тесное общение с Богом. Они непосредственно общались с Ним, имели с Ним диалог. Мы видим Авраама, а также Иакова, Давида, Моисея…

Но молитвенная жизнь, самое полное описание которой нам оставлено на страницах Священного Писания, наверное, была у Даниила. В книге Даниила мы читаем, что царь Дарий взял на себя управление всей землей – он действительно стал царем над всем миром того времени, и поставил для управления сто двадцать сатрапов, а над ними – трех князей, одним из которых был Даниил. И, когда царь хотел поставить Даниила над всеми ими, сатрапы и князья очень воспротивились этому, и искали какого-то предлога очернить Даниила. И вот здесь, в 10 стихе 6-й главы, нам открыта молитвенная жизнь Даниила: написано, что он каждый день по три раза в день открывал окна на Иерусалим и молился. Нам не говорится, сколько времени это занимало – десять минут или час, но это место Писания дает нам, если можно так сказать, какую-то систематизацию молитвенной жизни.

А в десятой главе мы читаем, что Даниил имеет еще нечто: «В эти дни я, Даниил, был в сетовании три седмицы дней. Вкусного хлеба я не ел; мясо и вино не входило в уста мои, и мастями я не умащал себя до исполнения трех седмиц дней» (Дан. 10:2,3). И мы видим ответ на его молитвы: «не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны…» (Дан. 10:12). Оказывается, Даниил, помимо регулярной и систематической молитвенной жизни, имел дни, в которые он смирял себя пред Господом.

Теперь, зная всё это, мы видим, какая глубина – вплоть до нашего времени! – открыта в шести главах откровения, данного Даниилу. Никто из пророков не видел так далеко и так точно, как он. В 9-й главе книги Даниила нам открыт удивительный факт: «…знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седмин и шестьдесят две седмины» (9:25) – т. е. ровно 483 года. Когда мы читаем книгу Неемии, нам прямо говорится, что в месяце Авиве, когда Неемия держал чашу перед царем, вышло это самое повеление о восстановлении стен Иерусалима, и это произошло на Пасху. Прибавив ровно 483 года, мы будем иметь Пасху, когда умер Христос. Вот до какой точности Господь открывал Свою волю Даниилу!

Мы думаем: почему именно Даниилу всё так открывалось? И видим, что это – результат особого предстояния пред Господом, особого смирения, искания и познания Бога, кроме регулярной молитвенной жизни.

В Новом Завете Апостол Павел говорит: «не перестаю молиться» – об этом мы читаем в каждом его послании. Мы видим, что есть определенная молитвенная жизнь, которую невозможно объяснить такими терминами как «формат» или «образец»… Мы понимаем, что это не укладывается в понятие «время», и однако, что-то все-таки происходит. Молитвенная жизнь настолько уникальна и настолько лична для каждого человека, что создать какую-то форму – это будет неправильно, невозможно, это никак не может быть передано от одного человека к другому.

Молитва – это отношения с Богом. Для каждого человека это – личное общение, понимание, знание Бога, и это невозможно ввести в какой-то формат.

Когда люди просят меня поделиться личной молитвенной жизнью, я стараюсь это сделать, но понимаю, что то, что происходит у меня, будет не совсем правильным для тебя. Здесь должно быть что-то личное, уникальное, человек должен увидеть в общении с Богом прежде всего себя.

Почему же это происходит именно так? Почему нет какого-то шаблона, стандарта, формы?.. Чтобы понять это, давайте подумаем: что есть молитва? что значит – молиться? или: как молиться, чтобы быть услышанным?

Обратим внимание на само слово «молитва». Это еврейское слово и, не вдаваясь глубоко в грамматическое значение, мы все же видим, что в этом слове есть несколько производных слов, которые имеют определенное значение и помогают нам увидеть, что именно понималось под словом «молитва».

Первое слово, которое употреблялось очень часто, это слово «твипа». Это еврейское слово, которое дословно переводится так: «умолять» и «просить». Это то, что мы с вами практикуем постоянно – обращаемся к Богу, умоляя и прося.

Второе производное слово – «гитпиль». Это слово дословно переводится как «приблизиться» или «приклеиться». В молитвенном контексте это обозначает не просто молитву-прошение, а желание близости с Богом, соединения с Богом, молитва не ради нужды, а ради молитвы. Такая молитва – не для того, чтобы желать что-то от Бога, а чтобы желать Самого Бога. В такой молитве мы ищем присоединения к Богу, желая «прилепиться», «приклеиться», стать частью Его. Вот такая молитва действительно приближает к Богу. И именно такая молитва производит желание изменить себя, а не добиться чего-то для себя.

В этом – суть понимания молитвы, которая открыта нам в Слове Божием, и именно это ведет нас к желанию иметь общение с Богом, стать ближе к Нему через то, что мы готовы сами себя изменить. Естественно, в такую молитву входит огромный элемент смирения.

Давайте подумаем о молитвенной жизни нашего Господа. В Послании к филиппийцам мы читаем, что «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу» (2:6). Помните, какую силу Он имел?! Он говорил: «думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф. 26:53). Огромная сила! Но мы видим, что Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:8).

Представьте себе: если бы у нас была такая огромная сила? Мы с вами, наверное, пользовались бы ею. Так вот: молитва близости, присоединения, совокупления с Богом невольно несет в себе этот элемент глубокого смирения пред Богом, когда человек должен отказаться от своих полномочий, от своих прав, от всего того, что он мог бы сделать сам – ради того, чтобы приблизиться к Богу, стать одним целым с Богом, чтобы войти в положение полного послушания – что хочет Он.

Понимание слова «гитпиль» открывает нам то, что делали люди, когда входили в общение с Богом. И мы начинаем понимать, что же происходило, когда люди днями и ночами, находились в присутствии и Бога: в желании стать близко к Богу происходило воссоединение с Ним.

…Когда мне было лет десять-двенадцать, меня очень часто посещало желание встречи с Богом. Иногда, просыпаясь ночью, я думал об этом, молился: «Господи, ну Ты же приходил к Аврааму… Ты же беседовал с Моисеем… И ученики с Тобой имели общение… Приди ко мне, я так хочу с Тобой поговорить…» Конечно, потом Господь мне открылся, я имею с Ним общение, и не в какой-то мистической форме…

Друзья, мы переполнены этим желанием – сблизиться с Богом, чтобы в нашем общении произошло соединение с Ним. Оказывается, слово «гитпиль» конкретно указывает на это состояние.

Есть еще третье производное от слова «молитва» – «паллель». Оно переводится как «сосредоточенно думать», «желать уразуметь», «внимательно молиться». Другими словами, это – напряжение нашего разума. Слово «паллель» невольно призывает нас к тому, чтобы нам очень серьезно сосредоточиться.

Друзья, замечали ли вы за собой, что, когда вы хотите встать пред Богом и помолиться, то происходит какое-то рассеивание? Только начинаешь молиться – мысли уходят куда-то в сторону… Я думал: может быть, только у меня такое случается?.. Но в беседах со мной люди тоже делятся этим… Оказывается, для того, чтобы находиться в молитве, требуются большие усилия разума, и очень плохо, когда мы молитву проговорили, а услышаны не были. А еще хуже, если мы не услышали даже себя. Как же мы думаем, что нас Кто-то услышит, если сами себя ловим на мысли, что мы просто «рассеялись»?

Но еще важнее – расположить свое сердце к тому, чтобы достичь разумения. В книге Даниила мы читаем, как Гавриил говорит Даниилу: «с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения…» (Дан. 10:12). Друзья, это и есть «паллель» – расположить свое сердце, чтобы уразуметь истину, уразуметь Бога. Помните, как об этом молился Давид: «Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего» (Пс. 118:18). Он действительно рассуждал об этом, направлял свой разум и просил, чтобы уразуметь! Вот, оказывается, что такое молитва.

И, когда мы соединяем эти три элемента вместе – «твипа», «гитпиль» и «паллель» – то нам становится понятно, почему люди могли столько времени проводить в молитве, что там происходило. Это были не просто слова, не просто высказанные на протяжении нескольких минут просьбы, которые обычно произносим мы – в этом заложено нечто гораздо большее.

Чтобы нам помочь уяснить для себя, что же такое молитва, обратим внимание на молитвенную жизнь учеников, когда Христос был на землев течение трех лет. Хотя это не полный формат и не шаблон молитвы, но мы с вами сможем уразуметь смысл молитвенной жизни, понять, что же там происходило.

Давайте ответим на вопрос: что нам Евангелие говорит о молитвенной жизни учеников, когда с ними находился Христос? Как часто они молились? Как много они молились? Сколько времени они провели в посте? Ничего не сказано! Однако, в этом можно увидеть необходимый пример для нас – некий образец молитвенной жизни. Очень удивителен факт, записанный в Евангелии от Матфея, когда ученики Иоанновы пришли ко Христу и задают Ему вопрос: «почему мы и фарисеи постимся много, а Твои ученики не постятся?» (9:14), и Господь не осудил учеников: «могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених?» (Мф. 9:14,15). Христос как бы говорит: «Они не постятся, потому что сейчас это им не нужно». Мы находим единственное место в Писании, когда Господь поощрил учеников к молитве – это было в Гефсиманском саду. Он тогда взял с Собой только троих учеников – Петра, Иакова и Иоанна, и после сказал им: «так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?» И дальше Он произносит такие слова: «бодрствуйте и молитесь» (Мф. 26:40,41). Практически это – единственный случай.

И более того – Христос сказал: «Доныне вы ничего не просили во имя Мое» (Ин. 16:24). Ученики не имели даже того понимания молитвы, которое имеем мы. И когда они, видя молитвенную жизнь Христа, попросили, чтобы Он их научил и дал им какой-то образец молитвы, Господь научил их молитве «Отче наш…», в котором нет даже намека на Иисуса Христа. Замечали ли вы это? Это была молитва для учеников, чтобы они обращались к Отцу. Я не хочу сказать, что они не молились – нет! Они молились – но не в том понимании, которое мы вкладываем в молитву сегодня, когда мы молимся во имя Иисуса Христа, когда мы с вами в посте, понимая всю ответственность за наше предстояние пред Богом – у них этого не было.

Молитвенная жизнь учеников – это образец нашего общения с Богом: они имели непосредственное общение с Самим Богом – Иисусом Христом. Как часто? Постоянно!

Давайте возьмем для себя из этого некоторые уроки. Ученики не делали того, что делаем сейчас мы с вами. Просматривая Писание, в первый раз мы сталкиваемся с тем, что ученики находятся в усердной молитве, только после вознесения Иисуса Христа: «Все они единодушно пребывали в молитве и молении» (Деян. 1:14). Наконец-то мы видим, что ученики молятся! А как же до этого? До этого они находились в общении с Самим Богом!

Думаю, чтобы нам понять, чего ожидает от нас Господь, нам нужно посмотреть, что происходило с учениками, как складывались их взаимоотношения с Самим Богом. И мы можем увидеть, чего Христос хотел от Своих учеников, или – к чему Он их вел, что Он хотел, чтобы они получили и узнали в общении с Ним.

В Евангелии от Марка – первое, на что мы обращаем внимание, это избрание учеников. «Потом взошел на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были» (Мк. 3:13,14). Мы не обращаем на это внимания, мы сразу бросаемся на то, что Господь избрал учеников, чтобы посылать их – но ведь Он их избрал, чтобы они с Ним были. Самое первое и главное – находиться в присутствии Божием, находиться рядом с Ним.

Что же производит в учениках присутствие с Богом? Чего Господь хочет, чтобы они получили от общения с Ним? В 4-й главе Евангелия от Марка мы читаем, что на берегу к Иисусу собрался народ, и Он их учил притчами очень много. И далее: «Вечером того дня сказал им: переправимся на ту сторону» (Мк. 4:35). Обратите внимание: Господь провел время со всеми, учил всех, а потом говорит только ученикам: «Садимся в лодку». Зададим себе риторический вопрос: знал ли Господь, что будет буря? Ну конечно, знал! Он с ними заходит в лодку, ложится на корме и спокойно спит. «И поднялась великая буря; волны били в лодку, так что она уже наполнялась водою» (4:37). Кажется, еще чуть-чуть, и – погибнут. «А Он спал на корме на возглавии. Его будят и говорят Ему: Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» (4:38). «И, встав, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань. И ветер утих, и сделалась великая тишина» (Мк. 4:39). Со стихией Господь разговаривал две секунды: «Умолкни, перестань». А потом был диалог с учениками: «И сказал им: что вы так боязливы?» (4:40). Ну, а как же по-другому? Конечно, страшно! Но в этом простом вопросе уже был заложен ответ: вы не должны были бояться. И, поясняя предыдущий вопрос, спрашивает дальше: «как у вас нет веры?» (4:40). Почему на берегу, когда вы слышите, что Я говорю, видите, что Я делаю, у вас есть вера, а здесь – нет? Он пытается до них «достучаться», а какая реакция у учеников? «И убоялись страхом великим и говорили между собою: кто же Сей?» (4:41).

Так что же страшнее – великая буря или великая тишина? Почему при великой буре они были просто боязливы, а когда настала великая тишина, они «убоялись страхом великим»? Потому что теперь перед ними встает вопрос: «Кто же это?» Это – вопрос всей этой истории, вопрос всего Евангелия от Марка, это – вопрос всей Библии. Это вопрос, который мы должны себе задавать: «Кто же это?»

Когда ученики узнали Бога, увидели в Нем Божественную силу, к ним пришел страх Божий.

Так зачем же Господь привел учеников в эту великую бурю? Чтобы они могли узнать Его.

Друзья, мы в своей жизни тоже должны узнать Его, узнать, Кто же Он в нашем служении, в нашей семейной жизни, в воспитании наших детей, на нашей работе – во всех аспектах нашей жизни мы должны узнать: Кто же Он? Мы с вами еще не до конца знаем – Кто же Он… Ведь Господь каждый раз открывается нам по-новому, и написано: «Исследуйте Писания, ибо … они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5:39).

Когда Христос снова был с учениками наедине, теперь уже Он задает им вопрос: «а вы за кого почитаете Меня?» (Мк. 8:29). Он старается донести до их сознания, с Кем они имеют дело. Когда Он возводит Своих учеников на гору Преображения, и там преображается, они в страхе падают пред Ним…

Так зачем же Господь приблизил к Себе учеников? Что происходит, когда Он находится с ними наедине? Только ли учит? Нет, но Он приводит их к познанию того, Кто Он есть. Не это ли говорил Апостол Павел филиппийцам: «…все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа … чтобы познать Его» (Флп. 3:8,10). Еще в Ветхом Завете Господь говорит: «…хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня» (Иер. 9:24). «Истреблен будет народ Мой за недостаток ведения» (Ос. 4:6). И: «Я … хочу … Боговедения более, нежели всесожжений» (Ос. 6:6). Боговедение – это близкое, личное, интимное знание Бога. Пророк Малахия говорит: «уста священника должны хранить ведение» (Мал. 2:7) – личное знание Бога. Многие места Писания указывают на то, как серьезно Господь воспринимает тот факт, что кто-то из людей искал Его, хотел Его знать: «ищите Бога», «познайте Его» – вот в чем суть, и вот почему Господь призвал и привлек к Себе учеников, проводил с ними столько времени – чтобы они узнали Его. Когда человек узнаёт Господа, в нем пробуждается страх Божий, и он начинает с благоговением ходить пред Богом, у него появляется правильный взгляд на все моменты жизни.

В последнее время мы иногда сталкиваемся с тем, что церкви не могут устоять перед кальвинизмом или харизматией – корни этого в том, что люди изменяют понимание Бога. Кто-то скажет: это же так безобидно – ну, так человек верит! Но в этом есть опасность изменить, выветрить Библейское понимание того, Кто есть Бог – вот что происходит…

Молитва – это внимательное, сосредоточенное общение с Богом, созерцание Бога, познание Его и Его воли – вот в этом можно проводить очень много времени! Приближаться к Богу, понимать Его, расположить сердце свое к познанию истины, чтобы Слово Божие начало звучать в нашем сознании. Вот что можно делать по сорок дней, вот что можно делать целые ночи – это не просто десять минут, чтобы произнести прошения, это – гораздо больше! И сегодня мы страдаем из-за того, что мы не имеем и, может быть, не стремимся к личному, глубокому и близкому познанию Бога…

Говоря об этом, можно понять, почему у многих христиан нет такой близкой, серьезной молитвенной жизни… Мы не можем просто так: захотеть, и приблизиться к Богу – для этого есть некоторые условия.

Первое – это чистота. Об этом говорит Апостол Павел: «желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения» (1Тим. 2:8). В книге Даниила описано, что сто двадцать два человека, сильнейшие в своем государстве, искали, в чем обвинить его, и не нашли – святая жизнь! Казалось бы, это нереально! А ведь Даниил был как мы с вами…

Разве возможна молитвенная жизнь в состоянии нечистоты пред Богом? Можно много слушать о практической молитвенной жизни и пытаться внедрить это в свою жизнь, но если нет чистоты – ничего не получится! Об этом говорит Давид: «Если бы я видел беззаконие в сердце моем, то не услышал бы меня Господь» (Пс. 65:18). Помните молитву Езекии, когда Исаия сказал ему: «Сделай завещание для дома твоего, ибо умрешь ты» (4Цар. 20:1)? Езекия, имея дерзновение в молитве, говорит: «Господи! вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно и с преданным Тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих» (4Цар. 20:3). И Господь ответил на его молитву, прибавив ему еще пятнадцать лет жизни.

В Новом Завете говорится, что, если мы неправильно обращаемся с женами, то у нас возникают препятствия в молитве (1Пет. 3:7). Если нет чистоты, если наши руки нечисты пред Богом – сомнения, гнев, какой-то грех – не будет познания Бога, не будет близости…

Второе – благоговение. «Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5:7). Услышан был не по праву Сына, а за Свое благоговение! Благоговение – это сочетание страха, почтения и любви.

В наше время некоторые люди относятся к Богу, как будто Он им какой-то друг, оправдывая себя тем, что Сам Господь называет нас друзьями (Ин. 15:15). Но Господь называет Своим другом и Авраама (Ис. 41:8), а как обращается к Нему Авраам? Владыка! Братья и сестры, если Бог назвал нас друзьями, никто не дает нам права иметь с Ним панибратские отношения! В состоянии неблагоговения не может быть молитвенной жизни.

Третье – вера. Писание говорит об этом так: «…все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам» (Мк. 11:24).

Четвертое – пребывание в Боге. Не выходить из состояния близости с Богом даже в нашей повседневной жизни: «Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам» (Ин. 15:7).

Пятое – прощение. «И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого» (Мк. 11:25). Вопрос прощения действительно очень сложный, потому что мы понимаем, что без покаяния прощения не бывает. А в чем же суть прощения? Что, со своей стороны, должны делать мы, не переживая о другой стороне? Посмотрим на Христа: Он висит на кресте и молится: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23:34). Давайте ответим на вопрос: простил ли их Христос? Конечно, простил! Тогда – встречный вопрос: они – прощены? Нет, не прощеныдо тех пор, пока не покаются.

Мы с вами иногда думаем о ком-то: да он, может быть, никогда в жизни не попросит прощения! Но не к этому призывает нас Господь, Он говорит: «Ты прости!»

…Как-то по радио я слышал в ток-шоу такую историю. У одной женщины была единственная дочь, которую сбил насмерть пьяный водитель. Прошло несколько лет, и этого человека освободили из тюрьмы. За эти годы от женщины ушел муж, не выдержав ее постоянных слез и обвинений в том, что он никогда не любил свою дочь, потому что не плачет вместе с нею. И женщина истерично требовала ужесточения наказаний для совершивших такие преступления – вплоть до смертной казни. И тут на ток-шоу позвонила другая женщина и коротко поделилась своей ситуацией: «Моему единственному сыну было пятнадцать лет, когда его насмерть сбил пьяный водитель. И я настолько зациклилась на этом, что от моих постоянных переживаний умерла моя мать, меня бросил муж… Это я тебе говорю, чтобы ты знала, что я понимаю тебя. А теперь я хочу задать тебе несколько вопросов. Как ты думаешь, тот, который сбил твою дочь, он мучается?» – «Мучается?! Да он живет от нас через две улицы, его семья радуется, у него постоянно гости, шашлыки…» – «Хорошо. Еще вопрос: а твой бывший муж мучается?» – «Да нет! Он не любил нашу дочь, он живет, радуется…» И затем звонившая женщина спросила: «А кто страдает от всего этого?» Возникла пауза, и затем прозвучал ответ: «Да никто, кроме меня…» И тогда женщина, потерявшая сына, сказала ей: «Прости! Прости их!»

Братья и сестры, я плакал, слушая эту передачу. Вы посмотрите, что делает дьявол: сначала причиняет нам боль, а потом обидой сушит нас, мы просто сгораем внутри, и это отдаляет нас от Бога, мы не можем приблизиться к Нему. Так вот почему Господь сказал: «И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого»не ради того человека! Даже если у нас никогда не попросят прощения, все равно прости – от сердца, полностью! Молись за обижающих и за гонящих тебя! Поднимись над обидой и стань выше!

Так зачем же нужна молитва? Во-первых, Слово Божие говорит нам о том, что все «освящается словом Божиим и молитвою» (1Тим. 4:5) – наш дом, наши дети: «Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1Кор. 7:14). Это происходит не потому, что мы святы, не потому что мы такие праведные – всё освящает Слово Божие и молитва.

К большому сожалению, зачастую мы молимся тогда, когда уже пришли искушения: проблемы с детьми, падение в грехе… Вот тогда мы можем молиться целыми днями, проводить в молитве бессонные ночи… А Господь говорит: «…бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (Мф. 26:41).

Нам так необходима молитва! И вроде бы нет какого-то формата, но жизнь учеников с Иисусом Христом до Его вознесения так ярко показывает, чтó передал ученикам Христос в Своем общении с ними.

Друзья! Мы должны познавать Его, мы должны в этом находиться, мы должны жаждать этого. Для нас созерцание Бога должно стать чем-то весьма сладким, чего мы должны искать – вот этого прилепления, близости, сосредоточенного размышления, мы должны направить сердце наше к Господу, чтобы познать истину в Слове, чтобы прийти к состоянию переполненности – все мы нуждаемся в этом.

Аминь.

Виталий Корчевский