На 67-м году жизни остановилось сердце христианского поэта Павла Ляшенко

12 июня 2012 года, на 67-м году жизни, в США, остановилось сердце замечательного христианского поэта Павла Ляшенко. Реанимационные мероприятия оказались неэффективными. 


И я вспомнил, как 23 февраля 1996 года впервые получил прекрасный подарок от моего собрата “по перу” – Павла Ляшенко. Свой сборник стихов “Навстречу вечности” с дарственной надписью он прислал мне по почте вместе с двумя новыми стихами, которые я тут же решил поместить в очередной номер журнала “Перед рассветом”
Стихи Павла Ляшенко уже много лет печатаются в христианских изданиях – в газетах, журналах и в коллективных сборниках. В журналах, которые я редактировал, впервые было указано полное имя этого автора, в других изданиях – в лучшем случае стояли инициалы. Но, нет ничего тайного, что не стало бы явным,— говорил Спаситель. Подборка стихов известного харьковского поэта вошла в “Антологию христианской лирики”, выпущенную издательством “Светильник” в 1995 году. И, наконец, в конце того же года, к 50-ти летнему юбилею, увидел свет авторский сборник стихов.
На мой взгляд, эта книга, отмеченная печатью Божьего благословения, стала бесподобным подарком и для всех любителей христианской поэзии.
Тема вечности красной нитью проходит через всё творчество Павла Ляшенко. В частности, в стихотворении “Не пренебрегайте вечностью” написанном ещё в 1985 году, он восклицает:
И закричать хотелось человечеству,
Отчаянья превозмогая боль:
“Страшитесь пренебречь грядущей вечностью,
Отвергнув Искупителя любовь!”

И здесь нет ни ложной патетики, ни фальши. Всё предельно искренне и честно. В стихотворении “Метеорит”, мастерски используя всем хорошо знакомый образ небесного камня, загоревшегося от соприкосновения с земной атмосферой, поэт глубоко размышляет о смысле жизни в свете вечности:
Душе спасённой – небо колыбель,
Она в слоях безбожья встретит трение,
Пусть мир увидит яркое горение
Короткой жизни, отданной борьбе.
И пусть наш прах не в славе повезут,
Не с почестью высокой на лафете,
Земную славу уничтожит ветер,
А будет ценным только в Боге труд.

Мы скоро встретим вечности рассвет,
Вопрос один сознанье пусть тревожит:
“Горю ли я перед Тобою, Боже,
Или во тьме мой незаметен след?”

Об этом Павел Ляшенко думает всегда. Помню, как несколько лет тому назад он писал мне: “Получил твой сборник стихов, за что тебя благодарю. Рад, что ты помнишь о своём призвании в поэзии и не даёшь высыхать чернилам. Не знаю, чем ты сейчас более всего занят, но на поэтическом Фаворе кущи поставить бы желательно в присутствии Господа”.
Как это ценно — всё делать во славу Божью!

Христианский поэт Павел Ляшенко подобен многодиапазонному радиоприёмнику или, точнее, словоприёмнику Божьей благодати и поэтому его поэзия широкоамплитудная: он пишет о бытовых проблемах семьи и брака так же талантливо, как и о “царстве зверюшек” для детей, или рассуждает о высоком долге христианина и духовных ценностях, полученных даром благодаря искупительной жертве Христа.
Не меньшего успеха достиг поэт и в эпическом жанре. Читая его поэмы, чувствуешь, как он “изводит единого слова ради тысячи тонн словесной руды”. Как-то он признался: “Пишу сейчас мало, хотя оправдываться мало толку. Нужно чувствовать ответственность и работать”.
После скоропостижной смерти Валерия Череванёва, с которым Павел много сотрудничал, я попросил его написать свой автобиографический очерк, имея в виду издать его сборник стихов. Необходимость в сборнике отпала, поскольку инициативу в этом плане перехватило немецкое издательство «Фриденсботэ», а некоторую информацию от самого автора я всё же получил.
Впрочем, он был даже озабочен этим предложением: “Может быть, ты дашь знать, каков в этом смысл? Не для составления ли некролога? Можно и улыбнуться после этого вопроса, а лучше не стоит. Ведь смерть Валерия Череванёва не предвиделась, а его среди нас уже никогда не будет. Чья очередь из поэтов? Господь сам устанавливает эту очередь. Да будет Его святая воля”.
В предисловии к поэтическому сборнику содержатся крайне скупые данные об авторе, и я убеждён, что нижеприведённые биографические штрихи, дополняющие литературный портрет поэта, будут небезынтересны для читателей.
Павел Ляшенко родился 15 сентября 1945 года. Духовно рос и развивался в тяжёлые послевоенные годы. В 16-летнем возрасте написал первое стихотворение. Не исключено, что поэтические “гены” если таковые существуют, он унаследовал от своего дяди Василия Ляшенко, печатавшегося в христианских журналах, и от другого дяди — по материнской линии — Павла Яковлевича Дацко, тоже одарённого духовного поэта.
Находясь в армии, Павел почувствовал, что в его душе “тлеют угольки” поэзии, которые надо было кому-то раздуть. Там же он зачитывался стихами Есенина и других поэтов, которые своим опытом расширяли его поэтический кругозор. В послеармейский период, общаясь с Василием Беличенко и Валерием Череванёвым, он уже окунулся в христианскую поэтическую стихию.
Участвовал в изданиях, выпущенных “Христианином” — в коллективных сборниках “Радость”, “Верность”, “Шаги веры”, “Уверенность в невидимом”.
В его семье — четверо детей. Он – служитель Церкви. Своё творческое кредо он чётко изложил в одном из писем (12.06.1994): “Все любят хорошие стихи, но достаются таковые только при благословении Божьем. Сейчас стихи писать сложнее. Буря затихла. И трудно адаптироваться к тишине. Хотя в Иисусе наш кладезь поэзии, и ни в чём другом”.
Хочется подчеркнуть и выделить эту мысль: В Иисусе – источник настоящей поэзии. И поэт только ощущает бренность земного бытия на фоне незыблемой стабильности вечности, что диктует ему чувство высокой ответственности за нынешнее времяпрепровождение.
Невидимый небесный объектив
Фиксирует и доброе, и грешное.
По воле Божьей на храненье вечное
Отложат мой свидетель-негатив.

Осознавая, что “пока же съёмка дней его идёт”, он нацелен на исполнение своего христианского долга, устремляясь к вечности:
Год из жизни ушёл — не беда.
Ждёт нас вечность в объятьях неба.
Пусть в смиренье промолвят уста:
В дом Отцовский войти скорей бы.

В связи с уходом в вечность Михаила Ивановича Хорева 5 мая он написал:
А потом – полномочия вечности
И души неподдельный восторг
В том, что вера прошла через бедствия
И достигнут желанный чертог.

И, слава Богу за такого поэта, творчество которого ведёт нас навстречу вечности!

(«Бриллианты мысли», 1996)

Остановилось сердце у поэта
Не помогла ему реанимация:
Лишилась обедневшая планета
Большого поэтического мастера.

А Павел Алексеевич Ляшенко
Ушел на небо, увлеченный вечностью,
Вся жизнь его была как Богу – жертва,
Ну а стихи – всегда дышали свежестью.

Остановилось сердце у поэта
И мы, его коллеги, опечалены,
И в мире стало сразу меньше света,
Но это не причина для отчаянья.

Совсем недавно, когда умер Хорев,
Он о награде говорил и верности,
И вот он радуется в мире горнем,
А мы пока идем навстречу вечности.

И грех – преследует нас, как убийца,
Но вера порождает добродетели.
Являясь истинным «филадельфийцем»,
Брат похоронен будет в Филадельфии.