У нас не танцуют. Почему?

Характерной чертой нашего последнего времени является то обстоятельство, что часто на поверхность наших дискуссий выносятся вопросы, которые в истории нашего баптистского братства никогда не практиковались и даже не ставились на обсуждение. К ним я могу отнести: ношение женами покрывал, употребление алкогольных напитков, посещение кинотеатров, раскованное поведение между братьями и сестрами, полная свобода в музыке, в одежде, в украшениях и многое тому подобное.

Вопрос танцев и плясок также относится к вышеприведенным вопросам. И что характерно, в некоторых современных деноминациях проявление танцев ставится чуть ли не на догматическую основу. Более того, слышатся настоятельные утверждения, что так называемые духовные танцы есть проявление Духа Святого, то есть духовные дары (см. PS)

И когда эти утверждения мы слышим и справа, и слева, то, хотим мы того или нет, к ним проявляется некоторое внимание и в среде нашего братства, особенно среди молодежи. Поэтому обойти это явление молчанием было бы непростительным, особенно если учесть что для оправдания танцев делаются ссылки на Слово Божие. Что ж, давайте вместе рассмотрим эти вопросы.

Слово «танец» С. И. Ожегов «Толковый словарь русского языка» объясняет так – искусство пластических и ритмических движений тела. Увеселительное собрание, на котором танцуют, вечер (словарь Ожегова). Синонимом этому слову является слово «пляска». Пляски или танец чаще всего были национальной культурой, традицией многих народов. Нужно признать тот факт, что пляски зародились первоначально в язычестве, а с возникновением христианства перешли и в него.

О плясках в Израиле мы читаем в двух местах Библии. Первое – книга Судей 21:21: «…смотрите, когда выйдут девицы Силомские плясать в хороводах…» Второе место говорит о победе Израиля над филистимлянами, когда «…женщины из всех городов Израильских выходили навстречу Саулу царю с пением и плясками» (1Цар. 18:6). Обратите внимание – в обоих случаях в плясках не участвовали ни пророки, ни священники, ни левиты, ни даже мужчины, это ни в коей мере не связано со служением Богу. Это была всего лишь веселая традиция и забава девушек и женщин.

Более того, пляски были непременным атрибутом языческих народов в их поклонении истуканам. А всё убыстряющиеся ритмы плясок доводили язычников до экстаза и умопомешательства. Нечто подобное сегодня происходит на молодежных тусовках и дискотеках. Это было и есть излюбленное средство различных шаманов для поддержания своей власти над прочими людьми. В Библии мы видим наглядный пример подобной пляски жрецов Ваала на горе Кармил, когда они с утра до вечера, по выражению Слова Божия, бесновались над своим жертвоприношением (3Цар. 18:25-29).

А вот еще один пример из Библии, который непосредственно связан со служением Богу. Читаем в 32 главе книги Исход: Моисей находится на горе Синай пред Господом, чтобы получить скрижали Завета. Сорок дней он слушает наставления Господа для Израиля. До этого народ был особо подготовлен к данному событию. Но долгое отсутствие Моисея расслабило народ, и дьявол начал свою работу. Они сделали золотой истукан, сделали ему жертвоприношение, а дальше: «…и сел народ есть и пить, а после встал играть» (Исх. 32:6). Господь охарактеризовал это состояние народа как развращение и немедленно приказывает Моисею возвратиться в стан. Дальше мы читаем: «Когда же он приблизился к стану, и увидел тельца и пляски, то он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали, и разбил их под горою» (Исх. 32:19). Обратим внимание – как будто невинные пляски стоят в одной упряжке с золотым тельцом и приводят к тяжкому оскорблению Бога и гневу кроткого Моисея.

Я как бы слышу нетерпеливый вопрос читателей: почему я обхожу главное обоснование плясок – это танцы царя Давида пред ковчегом Завета. Нет, я его не обхожу, а наоборот, оставляю ему центральное место в нашем вопросе. И я привожу это место: «Давид скакал из всей силы пред Господом» (2Цар. 6:14). Я специально делаю это ударение – скакал пред Господом.

Первое, что нужно отметить – не всё, что делал Давид, должно стать подражанием для нас. Ведь и в семье его много было проблем. Вспомните Амнона, Адонию, Авессалома, Фамарь. А его тяжкий грех с Вирсавией, убийство Урии… И, казалось бы, безобидная перепись Израиля, которая привела к гибели семидесяти тысяч Израильтян.

И тут пляска Давида пред Господом! Обратим внимание на второй факт – кроме Давида, никто не скакал. Да, все радовались, приносили жертвы, но не упоминается о плясках других. Это было индивидуальное состояние и действие Давида. В чем оно заключалось? Я думаю, ответ мы находим дальше, в этой же шестой главе. Когда Давид плясал, его жена Мелхола величественно наблюдала из окна дворца и уничижила его в сердце своем. При встрече с мужем Мелхола сказала: «Как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» (2Цар. 6:20). Если бы плясали все, Мелхола приняла бы это как должное, но плясал один Давид, и негодование ее в том, что царь не показал своего величия, а наоборот, унизил себя в пляске, которая была уделом женщин-рабынь. Это подтверждает и ответ Давида: «…пред Господом играть и плясать буду; и я еще более уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих» (2Цар. 6:21-22).

Как видим, своим состоянием пляски Давид испытывал особый трепет и уничижение пред Господом. Не так ли поступил спустя тысячу лет великий Сын Давидов Иисус, «уничижив Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Флп. 2:7). Поэтому сегодня из пляски Давида делают чуть ли не догматический вывод, чтобы нам делать то же самое.. это будет, по меньшей мере, крайне неосмотрительно и даже абсурдно.

В индивидуальных поступках отдельных христиан бывают порой действия, которые трудно оправдать с точки зрения разума. Представьте человека, обремененного каким-то грехом, он находится один на опушке леса и здесь его коснулось глубокое покаяние. Вот он упал на колени, потом всем телом лег на землю, стонет и плачет; то вдруг перевернется на спину, то встанет на ноги, то вновь катается по земле. Он переживает глубочайшее покаяние. А в это время его собрат издали в бинокль наблюдает всю эту картину. Он не слышит его стенания, он только видит его неудобовразумительные действия. Не удивлюсь, если этот наблюдатель выскажет мысль об одержимости своего собрата. А если бы он стоял рядом и слышал все его стенания, его реакция была бы сугубо положительной. Но и тогда было бы крайне неразумным метод такого покаяния переносить в церковное собрание.

Мы читаем в Библии о примирении Иакова с Исавом, семь раз он поклонился перед ним. Но это не дает нам право принуждать обидчика физически семь раз кланяться перед обиженным.

А вспомним Илию, который после великой победы над Ваалом удалился наверх Кармила «и, наклонился к земле, и положил лицо свое между коленами своими» (3Цар.18:42). А ну-ка, братья, введите такое положение тела в практику нашей молитвы. Во-первых, чтобы положить голову свою между коленами, нужно будет пройти практику йоги, а во-вторых, как бы при таком виде молитвы нам не вызвали «скорую помощь»… с психиатром.

Я все эти примеры привожу для того, чтобы мы ясно поняли, что особое состояние Давида пред ковчегом не есть физический пример для подражания нам сегодня.

Далее, говоря о практике плясок христианами, мне кажется, мы имеем гораздо тверже фундамент, чем вышеперечисленные случаи. Ведь очевидно, что примеры, о которых мы рассуждали, записаны в Ветхом Завете, о котором сказано, что он ничего не довел до совершенства (Евр. 7:19). Это и закономерно, ибо цель Ветхого Завета была одна – привести людей ко Христу.

Посмотрите, первые уверовавшие в Иерусалиме «…постоянно пребывали в учении Апостолов…» (Деян. 2:42). Не в учении Ветхого Завета, а в учении Апостолов. Это крайне необходимо усвоить некоторым ревнителям нововведений, которые зачастую обосновывают свои новшества именно ссылками на Ветхий Завет. Это и рукоплескания, и ударная музыка, и оправдание украшений, и косметика, и в том числе «христианские» танцы, а вернее, плотские пляски.

Ведь это факт – Новый Завет не дает нам никакого основания для так называемых христианских танцев. Это делают только искажающие Писание лжеучители, пытаясь доказать, что Апостолы, получив дар Святого Духа в день Пятидесятницы, пребывали в каком-то трансе танцевания. Но это же полный абсурд. Новый Завет только один раз упоминает о плясках, и то в негативном направлении. Это случай, когда дочь Иродиады плясала на пиру у нечестивого Ирода. И эта пляска стоила головы Иоанну Крестителю. Посмотрите, какой головокружительный успех – она так плясала, что Ирод с клятвою обещал выполнить любую ее просьбу. Какой пример для голливудских звезд-актрис! А вот для христиан – строжайшее предупреждение. Ведь пляска дочери Иродиады была абсолютно плотским успехом с привлечением демонического влияния. Это иначе нельзя объяснить как решение Ирода убить уважаемого человека по прихоти безрассудной девицы и ее коварной матери.

Поэтому, подходя к концу, я вижу единственно верное заключение: пляски, танцы (назовите как хотите) есть прямое проявление плоти, которая Царствия Божия не наследует. Мне кажется, эту похоть плоти Евангельское учение еще относит к пороку непотребства в нашем духовном естестве. К тому же мы читаем: «сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление» (Галл. 6:8).

А если учитывать, что мы с вами живем в последние лукавые дни, то очевидно, что проводники и приверженцы сомнительных новшеств и различных ересей будут пытаться всемерно вводить их в жизнь народа Божия. Поэтому всем истинным и верным христианам Апостол Павел настоятельно советует: «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти» (Рим. 13:12-13).

Да даст нам Господь понять, что пляски никак не могут быть проявлением света. Это тьма со всеми ее последствиями, а мы сыны света. Бог да поможет нам в решении этого вопроса.

Николай Гаврилов

PS. Для подтверждения этой мысли приведём основание.

«Типичным примером… «следования за Христом» является сообщение харизматического журнала, в котором говорится о духовном возрождении в методических церквах. Там сказано: «Им удалось открыть танец, как часть молитвы и благовествования». Такие утверждения, отражающие ни что иное, как язычество, несколько лет назад вызвали бы по меньшей мере изумление. Но для христианского «видео поколения» здесь нет  проблем, его эмоциональные потребности уже давно не удовлетворяются Словом Божиим.

Ситуацию верно оценил доктор Гунтеман: «Этому поколению трезвая жизнь веры уже невыносима. Ему нужна религиозная чувственность, или чувственная религиозность». Именно это ему в наше время предлагается с избытком, ведь, в конце концов, никто не хочет прослыть старомодным. (Христианский журнал «Вера и жизнь» № 6/2000, 138 стр. 14)